Книга "Ленинградская школа живописи. Очерки истории"

Выставка произведений ленинградских художников 1951 года

Catalog-Exhibition-LOSH-51-b
Каталог выставки произведений ленинградских художников 1951 года

«Выставка произведений ленинградских художников 1951 года» (English: Exhibition of Leningrad artists of 1951), проходившая с 22 ноября по 4 декабря 1951 года в залах Государственного Русского музея, стала одним из крупнейших событий года в советском изобразительном искусстве.

Организация

Организацией и подготовкой выставки занимался специально образованный выставочный комитет в составе 26 человек под председательством живописца Василия Соколова при участии Михаила Авилова, Михаила Аникушина, Михаила Бобышова, Петра Бучкина, Георгия Верейского, Владимира Ингала, Анатолия Казанцева, Николая Кострова, Всеволода Лишева, Андрея Мыльникова, Виктора Орешникова, Вениамина Пинчука, Василия Пушкарева, Владимира Серова, Иосифа Серебряного и других известных мастеров изобразительного искусства Ленинграда. Непосредственный просмотр и отбор произведений осуществляли секционные комиссии в составе наиболее авторитетных специалистов. Формированием экспозиции занималась Экспозиционная комиссия в составе 8 человек под председательством Анатолия Казанцева. В состав комиссии входили Александра Игнатьева, Виктора Синайский, Валентина Шведова, Глеб Савинов, Надежды Штейнмиллер и другие. Издан подробный каталог выставки.

Участники

Bogaevskaya-Pigeon-bw
О. Б. Богаевская. Голубок. 1951

В крупнейшем разделе живописи экспонировались произведения 126 авторов. Среди них Пётр Альберти, Владислав Анисович, Всеволод Баженов, Константина Белокурова, Пётр Белоусов, Ольга Богаевская, Лев Богомолец, Пётр Бучкин, Борис Фогель, Игорь Весёлкин, Василий Викулов, Николай Володимиров, Рудольф Френц, Николай Галахов, Иван Годлевский, Владимир Горб, Александр Гуляев, Георгий Калинкин, Татьяна Копнина, Анна Костина, Николай Костров, Анна Кострова, Анатолий Левитин, Александр Любимов, Евсей Моисеенко, Андрей Мыльников, Михаил Натаревич, Юрий Непринцев, Ярослав Николаев, Юрий Подляский, Вячеслав Пакулин, Генрих Павловский, Владимир Овчинников, Сергей Осипов, Лия Острова, Пен Варлен, Георгий Пессис, Анатолий Прошкин, Виктор Прошкин, Александр Пушнин, Николай Рутковский, Иван Савенко, Глеб Савинов, Александр Самохвалов, Борис Фёдоров, Александр Сегал, Владимир Серов, Владимир Селезнев, Александр Шмидт, Надежда Штейнмиллер, Елена Табакова, Николай Тимков, Леонид Ткаченко, Михаил Ткачёв, Юрий Тулин, Игорь Весёлкин, Борис Утехин, Игорь Селицкий, Фёдор Савостьянов, Нина Веселова, Ростислав Вовкушевский, Вячеслав Загонек, Елена Скуинь и другие ведущие ленинградские живописцы.

По разделу скульптуры экспонировались произведения 49 авторов. По разделу графики экспонировались произведения 69 авторов.

Произведения

Для экспонирования на выставке были отобраны произведения, созданные ленинградскими художниками в 1951 году, а также небольшое количество более ранних работ. Практически все произведения экспонировались впервые. Многие из них впоследствии оказались в собраниях художественных музеев, были приобретены Художественным фондом РСФСР, галереями и коллекционерами. В экспозиции были представлены ведущие виды и жанры современного изобразительного искусства: тематическая композиция, портрет, пейзаж, натюрморт.

Collapse )

Портрет Евгения Мравинского (картина Льва Русова)

7port3b
Л. А. Русов. Портрет Евгения Мравинского. 1957. Частное собрание.

«Портрет Евгения Мравинского» (English: Portrait of Yevgeny Mravinsky) — картина известного ленинградского художника Льва Александровича Русова (1926—1987), написанная автором в 1957 году, на которой изображён выдающийся дирижёр и педагог, Народный артист СССР (1954), Лауреат Ленинской премии (1961), Герой Социалистического Труда (1973) Евгений Александрович Мравинский (1903—1988).

Портрет Евгения Александровича Мравинского, написанный Л. Русовым в 1957 году, — наиболее известное, но не первое живописное воплощение образа всемирно известного дирижёра. Из более ранних это прежде всего портрет работы А. Самохвалова, а также литографический портрет 1947 года работы Г. Верейского.

Из более поздних работ можно назвать картины О. Л. Ломакина «Репетиция. Д. Шостакович и Е. Мравинский» (1969) и В. А. Цветкова «Евгений Мравинский дирижирует» (1975) Это были композиции, представляющие Е. Мравинского в момент дирижирования, таким, каким видела и знала его публика.


Лев Александрович Русов (1926—1987)

Портрет Л. Русова рисует неизвестного для большинства Мравинского. В картине профессиональные атрибуты в буквальном смысле слова отодвинуты на задний план. Перед нами прежде всего современник, интеллектуал, человек независимого характера, воли, развитого чувства собственного достоинства. Именно эти качества Е. Мравинского хотел передать в работе художник. В этом ему помогали не только профессиональное «чутье» портретиста, но и многолетние дружеские отношениях, связывавших двух художников, несмотря на разделявшую их разницу в возрасте.

Об отношениях Е. Мравинского и Л. Русова вспоминала вдова дирижёра Александра Михайловна Вавилина-Мравинская:

«Среди немногочисленных друзей Евгения Александровича Мравинского, имевших „право“ позвонить в дверь квартиры без предварительной договоренность по телефону, был „Лёвушка“ Русов — так его называли у нас в доме. „Появился — как с неба свалился!“, в любое время суток — привычное для хозяев явление.

Его приход всегда привносил в жизнь свет, улыбку, радость и бескорыстное общение. Знакомство и дружба Евгения Александровича с Лёвой измерялась десятилетиями, а потому атмосфера бесед была искренней и простой. Лёвушка был в курсе всех творческих и житейских перипетий Евгения Александровича, обожал музыку, знал её, обладал отменной памятью и рафинированным вкусом.

При встречах оба, как правило, устремлялись в разговоры о природе, рыбалке (удочки, наживки, снасти и т. п.), так как жизнь вне города была для обоих основой творческого заряда, источником духовных запасов. Живой по натуре, темпераментный и разговорчивый, Лева имел в лице Евгения Александровича благодарного слушателя и рассказчика. Вечерние посиделки, конечно, слегка „увеселялись“ водочкой и допоздна пересыпались пришвинскими пересказами».

Collapse )



Шестикрылый Серафим. Народный художник СССР Валентин Сидоров о ленинградской школе живописи

ШЕСТИКРЫЛЫЙ СЕРАФИМ


Новая книга о мастерах ленинградской школы – событие своевременное. Это продолжение разговора, начатого в книге «Неизвестный соцреализм. Ленинградская школа». Размышления о нашем художественном наследии, о традициях отечественного искусства и его мастерах особенно актуальны сегодня, когда само существование национальной художественной школы, вновь, как и сто лет назад, подвергается серьёзным испытаниям.

Сидоров-07
Валентин Михайлович Сидоров, народный художник СССР, академик РАХ, почётный Председатель СХ России

В студенческие годы мне довелось учиться и в ленинградском институте имени И. Е. Репина, и в суриковском институте в Москве. Многие годы я имел возможность видеть работы как ленинградских, так и московских живописцев на крупнейших художественных выставках. И должен сказать, что наличие двух таких крупных  центров изобразительного искусства, в хорошем смысле слова конкурировавших между собой, со своими особенностями и лидерами послужило в ХХ веке уникальным фактором развития отечественной живописи.

Нельзя отрицать исторический приоритет и заслуги петербургской школы. Отсюда, с берегов Невы, с Академии художеств берёт своё начало российская светская живопись. Здесь закладывались традиции обучения и воспитания молодых художников, на которые мы опираемся и сегодня. И если московская школа ассоциируется у нас, прежде всего, с ощущением большей живописной свободы и новаторства, то ленинградская - с обогащением традиции и утончённой культурой творчества.

Эти качества отличали не только творчество ведущих ленинградских мастеров. Ими пропитан сам воздух города, стены прославленной Академии художеств, его музеев и дворцов. В России, наверное, трудно состояться художнику, если он хотя бы раз не побывал в Петербурге, не приобщился к его красоте, не получил здесь своего благословления или знамения. У каждого это происходит по-своему и запоминается на всю жизнь. Был такой случай и со мной.

166-167b

Разворот С.166-167 книги «Ленинградская школа живописи. Очерки истории» с картиной Н. Е. Тимкова «Русская зима. Иней». 1969. Частное собрание.

Полный текст очерка В. М. Сидорова «ШЕСТИКРЫЛЫЙ СЕРАФИМ» на русском и английском языках см. в книге: «Ленинградская школа живописи. Очерки истории».


Мои современники. Народный художник РФ Анатолий Левитин о мастерах ленинградской школы

МОИ СОВРЕМЕННИКИ


Мне выпало счастье лично знать героев этой книги. Со многими из них я был связан многолетней дружбой. С некоторыми – Николаем Позднеевым, Анатолием Васильевым, Вячеславом Загонеком, Алексеем Ерёминым, Юрием Тулиным – мы с моей женой художницей Майей Копытцевой дружили семьями. И в судьбах у нас было много общего – учёба в знаменитой ленинградской средней художественной школе, война и фронт, потом институт, вступление в Союз художников, первые самостоятельные работы и первые выставки.

Levitin-01b
Анатолий Павлович Левитин в мастерской. Санкт-Петербург, 2014.


Сегодня продолжают дружить наши дети, внуки и правнуки, многие пошли по стопам родителей и тоже стали художниками. Школой для нас была Академия художеств и наши учителя. Тогда мы и подумать не могли, что наступит время, и нас самих назовут «ленинградской школой». Пройдя всеми этапами её пути, будучи связан с ней тысячами нитей, я благодарен судьбе и горд своей сопричастностью.

Родился я в 1922 году в Москве. Папа был прекрасным скрипачом, на домашние концерты к нам приходили Давид Ойстрах, Мирон Полякин, Борис Фишман – в общем, известнейшие скрипачи. Мама играла на фортепиано и иногда папе аккомпанировала. В 1935 году я приехал в Ленинград и был принят в СХШ. В Москве такой школы ещё не было, она организовалась только в 1939 году. С этого времени моя жизнь была связана с городом на Неве.

Ленинградская СХШ была уникальная. Наш директор С. Г. Невельштейн сумел договориться, что школа будет жить по своим законам, по своей программе. Это было гениально. СХШ занимала третий этаж здания Академии художеств, и все наши педагоги были из числа её преподавателей. В СХШ я издавал газету. Она называлась «Бывает» и состояла из рисунков и ироничных подписей. Сейчас часто говорят, что в то время все было очень строго, - ерунда!  Во всяком случае, у нас было не так. В кабинете истории был своеобразный клуб, и вот мы как-то вывесили там плакат с рисунками со всех наших учителей и надписью «Уничтожайте паразитов в семье и в школе!». И никто не обиделся.

12-13b

Разворот С.12-13 книги «Ленинградская школа живописи. Очерки истории» с картиной А. П. Левитина «Портрет бригадира В. Рогозы». 1975. Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан, Казань.

Полный текст очерка А. П. Левитина «МОИ СОВРЕМЕННИКИ» на русском и английском языках см. в книге: «Ленинградская школа живописи. Очерки истории».


Портрет сына (картина Льва Русова)

rim46b
Л. А. Русов. Портрет сына. 1965

«Портрет сына» (English: Portrait of Son) — картина известного ленинградского художника Льва Александровича Русова (1926—1987), написанная автором в 1965 году, на которой изображён сын художника Андрей Львович Русов.

В произведениях начала 1960-х годов Русов много экспериментирует, используя в работах открытый цвет, более обобщённый рисунок, вводит тёмную обводку, позволяющую добиваться усиления интенсивности колорита на светлых местах. В плане композиции для работ этого периода характерна большая условность и интерес к сложным ракурсам.


Лев Александрович Русов (1926—1987)

«Портрет сына», написанный художником в 1965 году, может служить наглядной иллюстрацией к вышесказанному. Он стал едва ли не последним в большой галерее детских и юношеских образов, созданных Русовым в 1950-е - первой половине 1960-х годов. В середине 1960-х, увлечённый русским народным эпосом, Русов обращается к деревянной скульптуре. Отныне и до конца жизни она станет главной в его творчестве, потеснив живопись.

В портрете сына Андрея, как и в других лучших работах 1960-1980-х годов, Русов использует сочетание приёмом декоративной и традиционной тональной живописи, главное внимание как всегда уделяя написанию глаз, передаче взгляда ребёнка, в котором уже угадываются особенности склада характера будущего взрослого человека.

Collapse )


Свежая модель (картина Льва Русова)

rus15b
Русов Л. А. Свежая модель. 1961

«Свежая модель» (English: Fresh Model) — картина известного ленинградского художника Льва Александровича Русова (1926—1987), написанная автором в 1961 году и изображающая обнажённую натурщицу в студии.

В русле общей тенденции, обозначившейся в живописи рубежа 1950-1960-х годов, Русов обращается к новым средствам усиления выразительности, экспериментирует с открытым цветом, более обобщённым рисунком, использует тёмную обводку контуров, ищет неожиданные ракурсы, обостряя композицию своих работ. Эти новации, придающие образу большую декоративность и выразительность, использованы Русовым в работе над картиной «Свежая модель», ставшей несомненной удачей художника.



Лев Александрович Русов (1926—1987)

При этом Русов не изменяет своему главному интересу - раскрытию внутреннего состояния, душевных переживаний своих героев, передаче которых подчинён выбор используемых выразительных средств.

Задаче передать неловкость, которую испытывает молодая натурщица, Русов подчиняет практически все средства, находящиеся в распоряжении художника: преобладающую лиловую гамму и холодные тона, в которых выдержана картина, угловатость форм, которую подчёркивает чёрная обводка и узор драпировки, характерное положение ног, наконец, раскрытая сумка на столике, вынесенная на первый план и устремлённый в пол взгляд опущенных глаз. Всё вместе это заставляет зрителя не только любоваться живописью и восхищаться мастерством художника, но и сопереживать, верить в искренность чувств и испытывать симпатию к героине.

Collapse )


О выставке ДЕЙНЕКА — САМОХВАЛОВ в петербургском Манеже

Manezh-01
Фото Е. Логвиновой

Евгения Логвинова. ДЕЙНЕКА — САМОХВАЛОВ. О выставке в Петербургском Манеже


В Петербургском Манеже в рамках VIII Петербургского международного культурного форума открылась выставка ДЕЙНЕКА — САМОХВАЛОВ, организованная Министерст-вом культуры РФ, Комитетом по культуре Санкт-Петербурга, петербургским ЦВЗ «Манеж» и Российским Фондом Культуры совместно с Третьяковской галереей, Русским музеем и Курской картинной галереей имени Александра Дейнеки. По словам устроителей, проект приурочен к 120-летию Александра Дейнеки. Справедливости ради стоит напомнить и об отмечаемом в этом году 125-летии со дня рождения Александра Самохвалова.

Куратором выставки стал С. Михайловский, ректор института имени И. Е. Репина, член президентского Совета по культуре и искусству и до недавнего времени комиссар павильона России на Венецианской биеннале. Оформление  экспозиции сделано по проекту архитектора А. Горланова. На двух этажах выставочного пространства представлено около 300 экспонатов из 37 музеев и девяти частных собраний, включая живопись, плакат, рисунок, акварель, автолитографию, скульптуру, декоративно-прикладное искусство, книжные обложки, открытки, фотографии, некоторые личные вещи художников. Они вводят зрителя в многогранный мир творчества художников, талант которых сродни выдающимся творцам эпохи Возрождения.

Новая эпоха революционных преобразований уверенно вознесла на вершину известности произведения, созданные Дейнекой и Самохваловым в монументальной и станковой живописи, оставив в тени их оглушительного успеха удивительные творения в других областях изобразительного искусства. Тот же Александр Самохвалов мог войти в историю нашего искусства как талантливый театральный художник или за свои великолепные иллюстрации русской и зарубежной классике — произведений А. Пушкина, Н. Гоголя, А. Грибоедова, Л. Фейхтвангера, Л. Толстого, М. Салтыкова-Щедрина.

Экспонаты выставки приоткрывают зрителю и эти стороны творчества выдающихся художников. Хотя вместить обстоятельный рассказ обо всех областях искусства, где проявили себя Самохвалов и Дейнека, не позволяют возможности экспозиции. Поэтому дополнительной программой выставки предусмотрено проведение более 15 встреч, посвященных культуре 1930–1950-х годов. Лекции о развитии изобразительного искусства, архитектуры, моды, кинематографа, спорта, фотографии и литературы того времени должны помочь посетителям погрузиться в эпоху, в которой жили и работали художники.

Продолжение см.: Евгения Логвинова. ДЕЙНЕКА — САМОХВАЛОВ. О выставке в Петербургском Манеже

См. также: ДЕЙНЕКА — САМОХВАЛОВ. Битва титанов


Ан. Дмитренко и Р. Бахтияров о ленинградской школе и реалистических традициях отечественной живописи

ЛЕНИНГРАДСКАЯ ШКОЛА И РЕАЛИСТИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖИВОПИСИ

По мере того, как отдаляется от нас советская эпоха, всё новые и новые события и факты её истории и культуры открываются для современников в их подлинном свете. Становится очевидным то, что раньше трудно было разглядеть во всей целостности и значимости для культуры большой страны. Сегодня  уже никем не оспаривается тот факт, что, несмотря на известные идеологические догматы и администрирование в сфере творчества, в СССР создавались выдающиеся произведения во всех видах и жанрах изобразительного искусства. Они вызывают пристальный интерес собирателей живописи ХХ века, для которых реализм в ряду других крупных направлений обладает особой притягательностью. Это выражается в энергичной деятельности аукционов, в усилиях коллекционеров, в том числе по отношению к тому искусству, которое ещё недавно относили к «жупелу соцреализма», некритично распространяя на него оценки наиболее одиозных произведений 1920–1980-х годов.


Дмитренко Анатолий-01
Анатолий Дмитренко

Bakhtiyarov-bw
Руслан Бахтияров

Это было столь же несправедливо, сколь и ненаучно. Вот как писал об этом Рей Джонсон, видный американский собиратель, создатель музея русского реалистического искусства ХХ века: «Как коллекционер, я хотел бы, чтобы публика смогла увидеть даже в заказном официальном искусстве продолжение традиций русской живописной школы… Я глубоко убежден, что время подтвердит: советский реализм, продолжающий традиции русского искусства XIX века, составляет значительную часть художественного процесса ХХ века». Высказывание Р. Джонсона напрямую относится к ленинградской школе живописи и прославившим её мастерам, таким, как Н. Е. Тимков, Н. Н. Баскаков, С. И. Осипов, В. К. Тетерин, О. Л. Ломакин, А. Н. Самохвалов, Н. Н. Галахов, Ю. М. Непринцев, В. И. Овчинников, С. А. Ротницкий, Л. А. Русов, Н. М. Позднеев, Г. А. Савинов и многим другим. Среди них мы встречаем как широко известных живописцев, так и тех, чьё искусство ещё ожидает своего настоящего открытия и подлинного признания. Изучение творчества этих мастеров в контексте «ленинградской школы» позволит их произведениям занять достойное место в ее истории.


20-21b
Разворот С.20-21 книги «Ленинградская школа живописи. Очерки истории» с картиной Н. Баскакова «Ленин в Кремле» (1960, частное собрание) и И. Бродского «Демонстрация на проспекте 25 Октября» (1934, ГТГ).

Полный текст очерка А. Ф. Дмитренко и Р. А. Бахтиярова «ЛЕНИНГРАДСКАЯ ШКОЛА И РЕАЛИСТИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖИВОПИСИ» на русском и английском языках см. в книге: «Ленинградская школа живописи. Очерки истории».




Американский историк искусства Верн Свенсон о ленинградской школе живописи

ЛЕНИНГРАД – СТОЛИЦА ИСКУССТВ

Участие в новой книге моего друга Сергея Иванова «Ленинградская школа живописи. Очерки истории», посвящённой мастерам ленинградского искусства, большая честь для меня.  Не скрою, я ощущаю себя в некотором роде дилетантом рядом с такими авторитетными специалистами, как профессор А. Ф. Дмитренко из Государственного Русского музея и А. П. Левитин из Российской Академии художеств. В далёком уже 1991 году мне посчастливилось побывать в гостях у Анатолия Левитина и непосредственно увидеть его мастерски исполненные картины. Неоценимым опытом для меня было и каждое посещение Русского музея, когда я оказывался в Ленинграде, а затем и в Санкт-Петербурге. Дважды профессор Анатолий Дмитренко любезно разрешал мне побывать в  запасниках музея для знакомства с превосходными картинами, которых не было в постоянной экспозиции.

Swanson Vern-SPb-1995-sw
Верн Г. Свенсон

То, чем я хочу здесь поделиться с читателем, это не итог глубокого познания явления «изнутри» русским художником или исследователем, а скорее свежий взгляд «извне». Я видел всё другими глазами и с других позиций, не так, как воспринимает ребёнок, а как первооткрыватель и исследователь. Я открыл для себя искусство соцреализма как страстный его приверженец в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Это было время, когда многие русские отвергали советское «официальное»  искусство, будучи сыты им «по горло». Сегодня благодаря работам А. Ф. Дмитренко, С. В. Иванова и других авторов общество созрело достаточно, чтобы пересмотреть своё отношение к художественному наследию советской эпохи.

В Соединённых Штатах и Англии я занимался кругом художников XIX и начала ХХ веков, которые обратились в своём творчестве к традициям искусства эпохи Возрождения. Крупнейшие мастера европейской, английской и американской школы, тяготевшие к  классическому реализму и фигуративной живописи, глубоко заинтересовали меня. В этот период общего увлечения модернизмом и постмодернизмом критика упрекала меня за то, что я тратил время на «худших художников XIX века». Потом, пережив, как и я, времена «холодной войны», те же профессора и художественные критики утверждали, что «худшим искусством в ХХ веке был советский соцреализм!» Не видя тогда ещё ничего собственными глазами, я мог только кивать и соглашаться с таким «мнением экспертов».

76-77b
Разворот С.76-77 книги «Ленинградская школа живописи. Очерки истории» с картиной Н. Баскакова «Доярки». 1969. Собрание TMORA, USA.

Полный текст очерка В. Г. Свенсона «ЛЕНИНГРАД – СТОЛИЦА ИСКУССТВ» на русском и английском языках см. в книге: «Ленинградская школа живописи. Очерки истории».